Unheilig.Ru
Unheilig

ИНТЕРВЬЮ UNHEILIGER FANCLUB
 

Текст вопросов - фанаты с форума.
Текст ответов - Граф.
Перевод -
Dunkelgrau.
Примечание: ресурс, на котором в конце 2008 г. был выложен текст вопросов и ответов, в феврале 2010 г. прекратил существование по смутными причинам конфликта с руководством, так что этот текст - одно из редких архивно сохранённых "интерактивных" и зачастую несерьёзных интервью Графа людям, которые просто задали вопросы в интернете.

 

Граф, как Вы «пришли» к готической сцене?
Мне всегда нравились исполнители восьмидесятых — Depeche Mode, Sisters of Mercy или Camouflage. Это повлияло и на собственную музыку: в конце концов, когда ты что-то сочиняешь, тебе самому должно нравиться это слушать. Потом уже продюсеры, которые тогда работали с Wolfsheim и Witt, ещё больше подтолкнули меня в этом направлении. Это был период типа «а теперь немножко поолицетворяем Зло», так что я носил специфическую одежду и красил ногти. Если честно, я до сих пор не отделался от тогдашних привычек, и вопрос одежды для меня по-прежнему больной. В то время спецаилизированные магазины не стояли на каждом углу, и уходило по неделе, чтобы найти пару антуражных ботинок. Это был адский поиск. То, что я так уж глубоко продвинулся на этой сцене и в этой стилистике, не так уж и верно. Факт, что я знаком со многими готическими исполнителями, бываю на концертах и фестивалях, ну и, бывает, совмещаю с ними гастроли.

Если бы Вы оказались на необитаемом острове, какие три вещи Вы бы с собой взяли?
Фортепиано, телефон и резиновую уточку.

Вы и в жизни носите костюм и галстук, или это часть «роли» Графа?
На самом деле, я так одеваюсь в очень редких случаях. Но это не важно, потому что моё отношение ко всему вокруг одно и то же, независимо от того, стою я на сцене или сижу дома. Это… как в случае с пекарем или бакалейщиком. Если он наденет фартук и начнёт печь хлеб, он всё равно останется тем же человеком, что и без фартука.

Вы планируете дать концерты в странах Скандинавии, после того, как география Ваших концертов распространилась так далеко в южную Европу?
Возможно — но я предпочитаю не загадывать. Зависит от того, захотят ли нас там слушать. В том смысле, что первый шаг должны сделать тамошние организаторы.

Каковы Ваши прогнозы по релизу Вашего диска в США?
Всё просто: очень многие слушают музыку; и там есть люди, которым и наша придётся по вкусу.

Какой род фанатов действует Вам на нервы?
Те, кто думают, что я изменюсь из-за растущей популярности.

Как могут тексты и музыка быть автобиографичны, если Ваша личная жизнь держится в тайне?
Тексты и музыка значат то, что они значат: они действительно автобиографичны. Прелесть в том, что я сам могу определить, сколько могу рассказать и как далеко зайти.

Что стало с бывшими членами Unheilig с «фосфоровских» времён?
Мы с Грантом по-прежнему друзья: он сейчас работает над сольным проектом. Что до продюсера (Alvarez-Brill), то контакта с ним не сохранилось и я ничего не могу сказать. Но могу сказать про гитариста: у него сейчас своя студия в Maastricht.

Правда, что в период раннего творчества у группы была бэк-вокалистка?
Неправда!

Если бы Вам предложили сыграть роль в кино, какой жанр Вы бы предпочли?
Комедию.

Как насчёт записи аудиокниги?
Я всегда «за», но неясно, когда соберёмся. В конце концов, думаю, что стопроцентной аудиокниги у нас не получится — скорее, выйдет что-то наподобие «Спящей Красавицы» (Dornröschen), которую мы записывали для альбома «Schattenspiel»

Как давно существует Unheilig?
Unheilig появился в 1999. Фактически, первая демо-запись, ещё без названия группы, была разослана по звукозаписывающим студиям в 1998. Первая песня с той записи, позднее использованная и в творчестве Unheilig, была «Stark» — она была записана в 1996. Первым промо-диском стал «Sage Ja», который в 1999 увидела пресса и услышали в клубах. Ну и первым полноценным альбомом в 2000 году стал «Phosphor». Это было эдакое знатное топтание на месте: звукозаписывающая компания постоянно объявляла о каких-то организационных проблемах. Дату релиза так часто переносили, что на момент нашего первого концерта на «Doomsday Festival» пластинка ещё не вышла… Словом, можно смело говорить о том, что Unheilig готовится отпраздновать десятилетний юбилей!

Как Вы справляетесь с наплывом народа и суетой вокруг Вас?
Я всегда очень рад выйти к людям, которые меня ждут и хотят получить автографы. В то же время, приходится всё лучше работать в организационном смысле, потому что справляться с всё большим потоком людей становится сложно.

Есть ли у Вас какой-нибудь ритуал перед выходом на сцену — или что происходит у Вас в голове перед выступлением?
Есть традиция: мы друг другу аплодируем. Лично я каждый раз молюсь и думаю о людях, которые мне дороги — мысли о них меня подкрепляют.

Как у Графа хватает терпения раздавать автографы и общаться с фанатами? Был ли у Вас день, когда такой выход к людям оставил неприятный осадок, и можно было сказать: «Лучше бы я вообще к ним сегодня не выходил!»?
Нет, такого не было — и никогда не случится, общаться с людьми — всегда необыкновенное переживание. Факт, что сейчас мы проводим отдельные поездки по городам и встречи с людьми, потому что фанатская база группы расширилась. Таким образом мы восполняем затрату времени, которой всегда требуют подобные мероприятия.

Когда Вы в последний раз читали книгу?
У меня катастрофически нет времени на книги. В крайнем случае, комиксы полистаю. (смеётся....)

Какие связанные с карьерой слухи могут Вас расстроить?
Когда фанаты начинают думать, что я как-то изменю своему поведению и стилю жизни, если стану известен. Или сплетни о том, что я отойду от Schwarze Szene и «окунусь» в мэйнстрим. Я больше десятка лет на этой сцене, я останусь ей верен.

Сколько у Графа белых рубашек?
12.

Признайтесь, Граф — любите утром подольше поваляться в кроватке?
Нет — если вовремя шарахну кофейку!

На многих Ваших пластинках присутствуют тексты, критически или созерцательно затрагивающие церковь или религиозную тематику. Но на последнем альбоме можно разве только разглядеть туманные аллюзии. Ваши тексты теперь станут менее острыми и более подходящими для масс, спокойными?
Дело в том, что музыка как правило отражает то, что нравится человеку, её сочиняющему. Допустим, вам нравятся фильмы про Рокки — и вы занимаетесь спортом просто потому, что вам доставляет удовольствие так выглядеть, жить, двигаться… что угодно. Продолжая аналогию с кино, я просто люблю хэппи-энды — оттого и какие-то музыкальные мотивы часто звучат спокойно. На самом деле «Unheilig», как название и концепция, вовсе не значит, что тексты группы будут связаны с религией. Но везде можно разглядеть какой-либо подтекст. Например, «Sei mein Licht» — песня про надежду, а «An deiner Seite» — про человеческую смерть, их при желании можно интерпретировать, как угодно. Опасения того, что тексты пишутся в коммерческих целях, чтобы продвинуть группу — совершенный нонсенс. Я просто делаю то, что мне нравится, а не то, что могут додумать другие.

Какие у Вас хобби?
Кроме музыки, мне ничем особенным не нравится заниматься. Вне занятий музыкой я просто предпочитаю расслабиться и жить в своё удовольствие.

Граф, почему вы больше не носите белые линзы?
Первоначально я начал их носить потому, что они отвечали образу, который хотели видеть люди. Когда я только начал ими пользоваться, у меня не было проблем их носить по два-четыре часа. По большому счёту, я и сейчас так могу, но факт в том, что приходилось носить их всё дольше: встречи с фанатами, автограф-сессии, концерты, афтерпати… После такого очень болят глаза — на восстановление уходят недели. Точно так же, когда я появлялся на фотографиях, был важен не человек, а, скажем так, «злодейское» амплуа. Совершенно иной случай был с клипом на "An deiner Seite", так как съёмка была чрезвычайно волнительным процессом потому, что это была песня для друга. Все эти мысли, эмоции — я был в них. На видео я в линзах исключительно потому, что этого от меня действительно ждали. Но за время их ношения они начали меня необыкновенно раздражать. В конце концов я решил, что выступление на WGT 2008, которое было первым после моей болезни, станет последним выступлением с контактными линзами. После концерта я был страшно рад, что могу освободиться от этой части образа, потому что мои глаза уже горели от света софитов и пота, и теперь ношу только обыкновенные линзы. Наконец-то я от них избавился!

Вы когда-нибудь запишете дуэт с Eisbrecher?
Лично у меня пока никаких идей на эту тему нет и пока не появлялось. Факт, что мысли о записи песни с другими исполнителями были, но я пока не думал, с кем именно мог бы быть такой дуэт.

Чем Вы занимались до того, как стали музыкантом?
У меня была самая обыкновенная профессия, которой я учился и которой мог бы заниматься до пенсии. Думаю, у меня неплохо получалось. Но меня всегда тянуло сочинять музыку, и в 1998 я отказался ото всего в пользу этого занятия.

Как Вы проводите Рождество?
С семьёй, конечно. Там я могу расслабиться. Иногда напрягает, что все остальные постоянно хотят обсуждать мою работу... как будто это что-то особенное.

Почему для проекта "The Dome" (Немецкое реалити-шоу — примеч.пер) Вы выбрали трек «An deiner Seite»? Есть люди, которые сочли это неудачным выбором из-за того, что такое «клеймо» на песне может записать её в жанр «попсы».
Знаете, когда вас настигает судьба, вы всегда ищете причину. «Почему я, почему сейчас?!..» В то время мне пришла масса писем, в которых мне рассказывали, что люди слышали в этой песне. Они соотносили её со своими собственными жизненными ситуациями, а многие — просто сочувствовали. Песня стала своего рода ключом, который открывал дверь к эмоциям. Есть ведь люди, которые видят в этом не тему смерти, но тему того, что что-то или кого-то приходится оставлять позади, идти дальше, не смотря ни на что. Именно поэтому эта песня оказалась не просто о моей потере, а о потерях многих. Оглядываясь назад, я точно могу сказать, что написал эту песню в первую очередь потому, что потерял близкого человека. Это мои личные эмоции, личные переживания, это единственное, чем я действительно могу и умею делиться, и я знаю, что многие люди понимают это и могут прикоснуться к этому. В этом проекте уже были представлены Rammstein, Heppner, Witt и переработки Metallica, так что для меня было честью появиться в списке рядом с этими именами. В таком соседстве я вижу только светлую сторону, а никак не повод попасть в списки мелодий для рингтона мобильника! Назовите это профессиональной толерантностью: я очень уважаю все перечисленные группы, потому что их слушает огромная аудитория — и их никак не назвать «попсой».

Хотелось бы знать — преподавали ли Вам вокал, и, если да — какой уровень вокального образования у Вас?
У меня никогда не было преподавателя по вокалу, всему учился сам!

Из чего Вы создаёте свою музыку? Что делает Вас таким своеобразным экспертом, который пишет вещи, в которых каждый видит что-то для себя, для своей жизни?
Я ведь даже не всегда могу объяснить, почему пишу музыку. Считайте, что у меня есть внутренний голос, который просто приказывает: «Пиши!» и подсказывает, в каком направлении двигаться. В процессе участвует всё, всё, во что я верю, всё, что я чувствую — из этого и получается музыка.

Вы когда-нибудь сожалели о выпуске какой-либо песни, или, с высоты прошедшего времени, ощущали какие-то неудачи в лирике прошлых лет?
Нет — потому что у любой написанной вещи есть привязка к какому-то пройденному этапу, в который она создавалась. Тогда было хорошо, как уж было. Какой смысл менять что-то сейчас?

Хотелось бы знать, откуда Вы берёте такую богатую лирику. Должно быть, Вам известен секрет какого-то неиссякаемого источника?
Это сродни процессу написания картины. Сперва вы берёте лист бумаги, потом кисть, палитру. А потом вы просто отпускаете на волю воображение — и в какой-то момент уже знаете, что изобразите на это листе. Что вам нужно понять, так это то, что чистый лист — это уже достаточно интригующая основа для рисунка. Любой человек — творец. И творец хороший — намного в большем числе случаев, чем вам может показаться. Творить может каждый, надо только попробовать.